Свидетельство о регистрации СМИ
Эл № ФС 77-60096 от 10 декабря 2014 года.
Издается с 1995 годаТелефон редакции: (495) 504-21-87

Drupa 2016
Отраслевое соглашние
Реклама

(НП №9, ноябрь 2010)

По мотивам Ральфа Шлозера

Е.М. Марголин, к.т.н.

В театральной жизни и кинематографе это довольно распространенное явление, когда берётся какое-то произведение, а из него драматург (или соответственно сценарист) совместно с режиссёром и его подручными стряпают что-то своё, прикрываясь титром «по мотивам». В октябре 2010 года в Москве прошла конференция On Demand Russia, в рамках которой состоялись выступления Ральфа Шлозера (Ralf Schlözer), руководителя Европейского отделения компании InfoTrends (США) по направлению «Издание и печать по требованию». То, что излагается ниже, написано «по мотивам» презентационных материалов к его докладам. Докладов было три. Первый посвящался направлениям развития индустрии цифровой печати, второй содержал введение в технологию печати по требованию, а в третьем выдавались рекомендации, как правильно выбрать технологическое оборудование для монохромной (чёрно-белой) промышленной печати.

Уже после конференции On Demand Russia Р. Шлозер в корпоративном блоге представил своё понимание ситуации с цифровой печатью в России. Он отметил, что так же, как и в других странах мира, в России цифровые технологии набирают обороты. Но существует масса проблем, тормозящих этот процесс. Весьма ненадёжна почтовая связь, что негативно сказывается на развитии технологий direct mail и transpromо – рассылки соответственно почтовой рекламы и транзакционных документов (счета, отчёты и т.п.), сопровождающихся маркетинговой и рекламной информацией. В эмбриональном состоянии находится технология печати книг по требованию. Крайне неповоротливы в части адаптации рыночных бизнес-процессов государственные полиграфические предприятия. Инвестиции в оборудование связаны с большими капитальными затратами, на которые накладывается высокий уровень инфляции, официально близкий к 8%, а на самом деле ещё более значительный, из-за чего существенно увеличиваются сроки окупаемости. Количество цифрового оборудования, имеющегося сейчас в России, составляет треть от аналогичного парка Нидерландов, при том что населения в российском государстве в 10 раз больше, чем в голландском. Но, обнадёживает читателей Р. Шлозер, в России наблюдается экономический подъём, и потому российский рынок рассматривается поставщиками цифровой техники как очень перспективный.

Подрывные инновации и жизненный цикл

Интерпретация терминологии

С термина «подрывные инновации» началось первое выступление Р. Шлозера. Пока этот термин ещё не слишком распространён в среде российских полиграфистов и, по-видимому, нуждается в разъяснении. Но прежде чем обращаться к его интерпретации, есть смысл вспомнить другое понятие – жизненный цикл, которое может быть отнесено к товарам, рынкам, организациям и т.д. и которое более или менее знакомо всем, кто учился хоть как-нибудь рыночному хозяйствованию. Поскольку уже произнесено слово «инновации», то обратимся к жизненному циклу именно инноваций. Новация (лат. Novation – изменение, обновление) представляет собой какое-то новшество, которого не было раньше: новое явление, открытие, изобретение, новый метод удовлетворения общественных потребностей и т.п. Под инновацией (англ. innovation – нововведение, новаторство) понимается «инвестиция в новацию» как результат практического освоения нового процесса, продукта или услуги. Жизненный цикл нововведения – это период времени от зарождения новой идеи, её практического воплощения в новых изделиях до морального старения этих изделий и их снятия с производства, значительного уменьшения их практического применения. Жизненный цикл нововведений принято делить на отдельные стадии:
1) зарождение идеи, появление изобретения;
2) научные исследования и разработки, экспериментальная проверка возможности воплощения замысла;
3) появление нового изделия на рынке, формирование спроса (рост);
4) широкое изготовление новых изделий (зрелость);
5) насыщение рынка;
6) затухание продажи и вытеснение изделия новым, более совершенным.

Жизненный цикл инновации

Рис. 1. График жизненного цикла инновацииНа рис. 1 дано графическое представление жизненного цикла инновации, при этом в стадию внедрения объединены обе творческие составляющие общего процесса – изобретение и приведение этого изобретения к виду, пригодному для вывода на рынок. Внедрение – процесс откровенно убыточный. Нужно безгранично верить в будущий инновационный продукт и располагать немалыми ресурсами, чтобы, во-первых, его создать и, во-вторых, сделать из него товар на продажу. Поэтому от инвестора требуются отвага и здоровый авантюризм. Первые продажи тоже входят в стадию внедрения. И здесь помимо усилий поставщика большую роль играет рисковость потребителя. Такой потребитель делает ставку на новинку, чтобы опередить конкурентов, даже не будучи до конца уверенным в успехе предприятия. Получится – пан, не получится – значит, не получится. Именно от пионеров внедрения зависит судьба инновационного продукта. Продажи на стадии внедрения невелики по объёму, но принципиальны по значимости. Положительный пример пионеров заразителен. В гонку вступают ближайшие конкуренты. Стадия роста: продажи растут, дополнительные вложения в продажи невелики, прибыль от продаж растёт быстрее, чем выручка от реализации. Дальше идёт массовый заплыв – стадия зрелости. Вложения в продажи пропорциональны суммам продаж, сформировалась определённая норма прибыли, новация переходит в разряд обыденности. Стадия насыщения начинается тогда, когда в процесс продажи приходится вкладывать всё больше и больше средств: то в рекламное уговаривание, то в косметические усовершенствования типа «теперь в новой упаковке». Прибыль от продаж снижается. За спиной слышится дыхание следующего инновационного продукта. Жизненный цикл инновации завершается утратой конкурентных позиций из-за распространения новых товаров, удовлетворяющих те же потребности, помешать которому не в силах никакие вложения в бывшую инновацию.

А что же «подрывные инновации»?

Сам термин и теория подрывных инноваций принадлежат Клейтону Кристенсену (Klejton Kristensen), американскому специалисту по управлению, профессору делового администрирования в Гарвардской школе бизнеса. Впервые мир узнал о подрывных инновациях в 1997 году из книги К. Кристенсена, русский перевод которой опубликован в 2004 году. После появилась вторая книга этого автора, в которой теория подрывных инноваций получила дальнейшее развитие. Подрывные инновации – это инновации, которые изменяют соотношение ценностей на рынке. При этом старые продукты становятся неконкурентоспособными просто потому, что параметры, на основе которых раньше проходила конкуренция, становятся неважными. Например, конкурируют между собой листовые офсетные машины с ручной и автоматической приладкой форм. Но вот появляется печатная техника, где форм просто нет, и посему сопоставление ручного и автоматического процесса приладки форм становится бессмысленным. Такая «бесформенная» техника и является подрывной инновацией. Таким образом, суть подрывной инновации заключается в том, что она приводит к радикальной смене приоритетов в отношении рыночных продуктов. Подрывной инновацией можно считать подвижные литеры Иоганна Гутенберга, вытеснившие переписчиков книг, изобретение плоской печати Алоизием Зенефельдером, впоследствии опередившей все классические технологии печати, изобретение Честером Карлсоном электрофотографии, практически устранившее с рынка светокопировальную технику. Следовательно, об угрозе появления подрывных инноваций производителям и пользователям рыночного продукта, который из новинки успел превратиться в авторитетный бренд, стоит задумываться как раз тогда, когда счастье кажется безмятежным. Интересно, что подрывными инноваторами, случается, становятся производители широко распространённого рыночного продукта. В литературе, например, упоминается едва ли не детективная история создания 3,5-дюймовых дискет специалистами компании Seagate Technology, к тому времени (1985 год) основного производителя 5,25-дюймовых дисков. Только сделав, практически тайком, около 80 опытных моделей, разработчики решились подать заявку на проект руководству компании. Такое инновационное разрушение, вероятно, наилучший вариант для компании-производителя. Но чаще происходит по-другому. Жизненный цикл из стадии зрелости переходит в стадию насыщения, появляется на рынке конкурирующая подрывная инновация, и спад, в наступление которого так не хотелось верить, оказывается вдруг на пороге. Полиграфические предприятия – никакие не эксклюзивные субъекты рынка. Существуют по обычным рыночным законам. У каждого из них собственный жизненный цикл, обусловленный как внешней средой, так и внутренним потенциалом. Внешняя среда меняется и очень сильно. Российская неповоротливость, на которую сетовал Р. Шлозер в упомянутом блоге, еще спасает старые команды, но это лишь временно. Куда идти, какую стратегию выбрать?

Счастье в цифре

Стóит обратить внимание

Счастье в цифре. Так по умолчанию полагает Р. Шлозер. Недавний мировой экономический кризис подтвердил уязвимость классических технологий печати. По данным Р. Шлозера, ссылающегося на концерн КВА, за время кризиса инвестиции в оборудование для флексографской и глубокой печати уменьшились с 1,6 до 0,7 млрд евро, в машины для печатания газет – с 1,1 до 0,4 млрд евро, в печатную технику для производства коммерческой продукции – с 1,1 до 0,2 млрд евро. В целом инвестиции в «классику» сократились на 57%. В то же время в России, отнюдь не являющейся форейтером мировой полиграфии, динамика размещения заказов на цифровую печать пострадала куда как в меньшей степени (табл. 1)

Таблица 1. Размещение заказов на многокрасочную и чёрно-белую цифровую печать в Российской Федерации

К сожалению, в презентационных материалах не упоминаются ни источники информации, отражённой в табл. 1, ни единицы измерения, которыми оценивалось размещение заказов. Относительные показатели в этом отношении менее строги.

Рис. 2. Динамика размещения заказов на цифровую печать в Российской Федерации (2006 г.=100%)На рис. 2 показана динамика размещения заказов на цифровую печать, из которой следуют два интересных вывода. Первый подтверждает суждение докладчика о том, что цифровой печати кризис повредил меньше, чем традиционным технологиям (снижение менее, чем на 15%). Второй вывод связан с тем, что чёрно-белая цифровая печать развивалась интенсивнее, чем цветная. Наверное, так и должно быть в начальном периоде освоения подрывной инновации. Сперва в ход идут более простые и дешёвые решения, а затем уже более качественные и дорогие. Однако в самой ближней перспективе всё переменится. Если измерять объёмы цифровой печати в физических копиях формата А4, то, согласно Р. Шлозеру, среднегодовые темпы роста указанных объёмов составят за период 2008–2014 годы по многокрасочной печати 20%, по чёрно-белой – 7%. В целом цифровая печать в натуральном измерении станет прирастать на 11% в год. Стóит обратить внимание на абсолютные цифры прогнозируемого объёма цифровой печати в Российской Федерации: примерно 11 млн многокрасочных и порядка 6 млн монохромных копий в 2014 году. Интересно, какие секторы рынка полиграфических работ обеспечат этот прирост и какое место отводится в этом процессе действующим типографиям, олицетворяющим собой, в терминологии К. Кристенсена, «поддерживающие инновации»?

Та самая подрывная инновация

В последние дни октября и в первые дни ноября 2010 года прошли в Москве два мероприятия, одно из которых было посвящено газетному дизайну, а второе – тиражному аудиту печатных СМИ. И там, и там в центре дискуссий оказалась реклама. В первом случае, как вкуснее её подать; во втором – как предстать честными перед рекламодателями. Складывается впечатление, что СМИ в любом их виде, печатном, электронном, мультимедийном – всего лишь средство канализации рекламных потоков и ничего более. Вот и Р. Шлозер мягко, без нажима перешёл от прогноза объёмов цифровой печати в России к рассмотрению состояния российского рекламного рынка. Со ссылкой на рекламно-коммуникационное агентство ZenithOptimedia он указывает на прогнозируемые изменения структуры рекламного рынка России. Печатную и наружную рекламу ждёт незавидная участь: их доля по сравнению с 2005 годом упадёт к 2012 году соответственно на 12,6 и 4,5 процентного пункта. Положительную динамику за весь рассматриваемый период демонстрирует только Интернет. (рис. 3)

Таблица 2. Динамика рыночных долей секторов рынка рекламы в 2009–2010 гг

Рис. 3. Динамика структуры рекламного рынка России ФедерацииДанные по структуре рекламного рынка, представленные АКАР, Ассоциацией коммуникационных агентств России за первые 9 месяцев 2009 года, не очень расходятся с цифрами по 2009 году, приведёнными в презентационных материалах Р. Шлозера (табл. 2). Но в части, касающейся текущих изменений на рекламном рынке, есть нюансы, на которые целесообразно обратить внимание. В частности, в стоимостном выражении объём размещаемой рекламы увеличился. В среднем увеличение составило 14,3%, при этом в первом квартале рост составил 5%, во втором почти 15%, в третьем – свыше 20%. Не всё так плохо. Правда, по секторам рынка рост не одинаков: быстрее других увеличиваются объёмы рекламы, размещённые в Интернете и на наружных носителях. Абстрагируясь от всех иных секторов печатного дела и сосредоточиваясь на рекламном секторе, мы можем предположить, что Интернет и есть та самая подрывная инновация, которая изгонит полиграфию с рекламной поляны. То, что не удалось сделать радио и телевидению, теперь совершит Интернет. На это есть прямое указание в презентационных материалах Р. Шлозера. Но кроме этого указания там имеются ещё любопытные сведения, которые всё-таки оставляют некоторую надежду полиграфистам.

 Радость полиграфиста

Компания InfoTrends, где опосредованно трудится Р. Шлозер, в 2006 году провела исследование, в рамках которого опросила 850 человек (совершенно очевидно, не в России) по поводу того, в каком виде те предпочитают получать маркетинговую и рекламную информацию. На выбор предлагались варианты: почтовая рассылка (печать), электронная почта (Интернет), телемаркетинг (телефон), мобильная связь (радиосвязь), другие неидентифицированные каналы. На радость полиграфистам 60,6% респондентов предпочли direct mail, что обещает, по крайней мере, на ближайшее время, загрузку цифровых печатных производственных мощностей, потому что из всех полиграфических технологий только цифровая печать способна на персонализацию, необходимую для direct mail. Дальше – больше. В 2009 году Европейский филиал компании InfoTrends, где непосредственно трудится Р. Шлозер, провела собственное исследование потребительских предпочтений, сопоставив доли лиц, положительно и отрицательно относящихся к тому или иному способу доведения рекламной информации. Лучше всего люди относятся к рекламе в журналах, здесь доля положительных оценок заметно выше доли отрицательных. Неплохо воспринимается реклама в газетах, тут разрыв меньше, но всё же положительных оценок больше. В остальных случаях респонденты воспринимают рекламу негативно, причём преобладание отрицательных оценок над положительными нарастает в следующей последовательности рекламных каналов: телевидение, web-страницы, видео в Интернете, почтовые рассылки direct mail, электронная почта, sms-сообщения. Вывод, который может быть сделан из упомянутых исследований, таков: аудитория потребителей рекламы, не искушенная в теории подрывных технологий, предпочитает иметь вещь в руках, а не наблюдать её виртуальное изображение на экране или дисплее. Забросив на этой оптимистической ноте сектор рекламы, Р. Шлозер обращается к традиционным печатным продуктам.

И тут возникает теория

В книжном деле царит беспросветная безысходность. Растёт количество книг, которые издаются, но не продаются. Средние тиражи падают, зато увеличиваются товарные запасы. Затраты на их хранение ещё больше обременяют бюджеты издателей. Книги избирательного спроса просто рискуют не дойти до печатного станка. Самое время издателям задуматься: что делать? И тут возникает теория «длинного хвоста». Её основоположник – Крис Андерсон (Chris Anderson), главный редактор американского журнала Wired, где рассматриваются вопросы влияния новых технологий на культуру, экономику и политику, опубликовал в 2004 году в этом издании статью, ставшую основой целой книги. «Длинный хвост» – это часть кривой, которая по мере увеличения значений абсциссы сначала резво, а потом всё медленнее теряет ординату, всё более приближаясь к оси абсцисс, но нигде её не пересекая. Если мы представим, что по оси абсцисс отложены фамилии авторов, а по оси ординат тиражи изданных под их именем книг, то получим издательские «хиты» – Д. Донцова, Ю. Шилова, Б. Акунин, Т. Устинова, Т. Полякова, А. Пушков, А. Маринина. Эти имена фигурируют в списках наиболее издаваемых российских авторов в 2006–2009 годах9. Дальше по абсциссе идут «и др.». Суть теории Андерсона сводится к тому, что ныне наступили такие времена, когда продажа всего, что находится вне зоны бестселлеров, т.е. в зоне «и др.» (речь идет о любых товарах), может приносить суммарный доход больше, чем все бестселлеры, вместе взятые. Времена эти тесно связываются с Интернетом. Например, 57% от всех продаж книг Интернет-магазина Amazon составляют издания, не относящиеся к разряду раскрученных и пропиаренных. Электронные версии книг лежат себе в недрах запоминающих устройств вполне невесомо, не требуя складских помещений, особых температурно-влажностных условий, дорогостоящей логистики. Кто-то, может быть, специально, а большей частью случайно, бродя по закоулкам Интернета, находит книгу, которая ему в реальном магазине никогда не попадется, но которая ему просто необходима. Радостно впивается он в виртуальные страницы, но скоро понимает, что книга нужна ему сейчас и везде, в нормальном бумажном виде. Чтобы, например, как Онегин, делать на страницах «отметку резкую ногтей». Вот тут-то и приходит на помощь подрывная инновация – book on demand, или книга по требованию. Цифровая печать книг микротиражом или даже в единственном экземпляре – самый приемлемый вариант. «Длинный хвост» обнаруживает себя и в газетном деле. В каждой стране существуют какие-то национальные или региональные бренды, лидеры по охвату читательской аудитории. Но эта читательская аудитория на самом деле весьма сегментирована по интересам, и каждому такому сегменту должно отвечать своё издание, как бы ни был мал сегмент. Выпускать подобное издание классическим офсетом сродни экономическому мазохизму, настолько это убыточное занятие. Но если это издание находится в Сети в электронном виде, то все производственные, материальные и логистические расходы отпадают сами собой, и проблема безубыточности становится вполне разрешимой. В свою очередь цифровая печать в состоянии материализовать виртуальный продукт с наименьшими затратами. Сказанное о газетах, полагает Р. Шлозер, в полной мере относится и к журналам. Переход из виртуальной в материальную форму и здесь легче всего осуществить с помощью цифровой печати в рамках процесса on demand – по требованию.

Печать по требованию

Р. Шлозер рекомендует и сопостовляет

Отождествление печати по требованию с цифровой печатью неверно, потому что первая является одной из форм последней, но не исчерпывает её. Простой офисный принтер или ризограф – это аппаратура цифрового воспроизведения виртуальной информации на материальном носителе, но вряд ли кто-нибудь соотнесет эту аппаратуру с технологией on demand. Впрочем, сам Р. Шлозер не настаивает на кристальной чистоте дефиниций. Его второй доклад, названный «Введение в технологию печати по требованию», посвящён технологии и технике цифровой печати, оставляя собственно печать по требованию далеко за скобками повествования. Во многом доклад поучителен, т.е. не только учит, но и поучает. В любом случае интересно познакомиться с тем, что думают об известных нам вещах другие люди. Например, чем отличается цифровая печать от офсетной с точки зрения операционной структуры процесса. По Р. Шлозеру, это выглядит так, как показано на рис. 4.

Рис. 4. Пооперационная структура технологического процесса изготовления печатной продукции способами офсетной и цифровой печатиОчевидно, что количество операций в случае цифровой печати меньше, часть из них может выполняться в едином потоке с собственно печатанием, а такая операция, как цветопроба, о которой офсетчики стали уже забывать, в цифровых установках может выполняться непосредственно в печатной машине. Технология технологией, но решающее слово принадлежит экономике, которую тоже надо применять умеючи. Вот то, что рекомендует Р. Шлозер принимать во внимание, приступая к экономическим сопоставлениям:
• Параметры цифровой и офсетной печатных машин, в том числе: скорость печати и запечатываемый формат;
• Затраты на расходные материалы, в том числе: бумага, краска, печатные формы, офсетное полотно, запчасти;
• Затраты на рабочую силу, в том числе: зарплата работникам, повышение квалификации персонала;
• Параметры тиража, в том числе: тип запечатываемого материала, формат после обрезки, количество страниц, красочность;
• Постоянные ежемесячные затраты, в том числе: аренда, помещение, дополнительные расходы;
• Месячный объём загрузки машины;
• Частота и удобство переналадки, в том числе изменение формата, бумаги;
• Затраты на допечатные и послепечатные операции;
• Затраты на брак (во время производственного процесса, из-за ошибок оператора);
• Общие производственные затраты (от поступления заказа до его доставки).
Надо полагать, используя именно эти данные в качестве исходной информации, Р. Шлозер провёл сопоставление затрат на изготовление одного экземпляра рекламного проспекта на листовой офсетной машине половинного формата (482,6х635,0 мм) и цифровой печатной машине HP Indigo Press 7000 (максимальный формат печати – 330,2х482,6 мм).

Рис. 5. Себестоимость экземпляра рекламного проспекта в зависимости от технологии печатиНа рис. 5 показаны результаты этого сопоставления при тиражах в диапазоне от одного до 4 тыс. оттисков. Подрисуночная подпись повторяет заголовок в презентационном материале Р. Шлозера. При малых и сверхмалых тиражах цифровая печать демонстрирует явное экономическое превосходство. С ростом тиражей превосходство тает. При тираже точнёхонько в 2857 экземпляров затраты становятся равными, а дальше и до бесконечности офсет по эффективности превосходит цифру. Ни в коем случае не оспаривая полученный результат, хочется обратить внимание на абсолютное значение расчетной себестоимости одного экземпляра при указанном тираже – 320 долларов США.

Какая она, цифровая печать?

Технологии цифровой печати разнообразны не в меньшей степени, чем классические полиграфические технологии. Р. Шлозер различает бесконтактные технологии и технологию прямой офсетной печати (рис. 6), причём под последней он понимает такой цифровой офсет, при котором печатная форма изготавливается непосредственно в печатной машине.

Рис. 6. Технологии печати по требованию

По-видимому, речь идет о технологии DI, Digital Imaging. Впрочем, на ней автор в дальнейшем не останавливается. Возможно, это справедливо, потому что никаких существенных проблем печати она не решает, приоритеты не меняет и потому считаться подрывной инновацией не может. О чем свидетельствует её более чем 15-летняя история, отмеченная авансовыми восторгами, когда компания-новатор Presstek представила её полиграфическому миру, и дальнейшей тишиной. Как отмечают специалисты, будущее технологии DI туманно. Если не принимать во внимание более тысячи установок Quickmaster DI 46­4, то доля этого оборудования в общем количестве инсталлированных за последние годы листовых печатных машин ничтожно мала. Чего не скажешь о бесконтактной электрофотографической цифровой печати, использующей преимущественно сухие тонеры, которая, по Р. Шлозеру, обеспечивает выпуск более 90% продукции, отпечатанной по запросу. Весь вопрос: что такое запрос? Ответа в презентационных материалах не содержится. Зато содержится достаточно наглядная информация о том, что собой представляет нынешний рынок цифрового оборудования, классифицированный Р. Шлозером по красочности получаемых оттисков и месячной загрузке (табл. 3).

Таблица 3. Оборудование для различных секторов рынка цифровой печати

Сам Р. Шлозер подчёркивает, что эта информация не исчерпывает всего предложения цифровой техники. Тем не менее, она даёт представление о фирмах-изготовителях, явно не относящихся к обитателям «длинного хвоста». По оценкам Р. Шлозера, в России в секторе многокрасочной цифровой печати с небольшой месячной загрузкой (100–300 тыс. оттисков) лидирует оборудование компании Xerox, второе место принадлежит технике компании Konica Minolta. В среднем классе (свыше 300 и менее 1000 тыс. оттисков) предполагается сокращение списка популярных моделей с 50 примерно до 10. Очевидный лидер рынка в категории установок высокой производительности – HP Indigo. В секторе чёрно-белой цифровой печати при небольших объёмах загрузки треть эксплуатируемого оборудования носит марку Xerox. Эта же компания занимает лидирующие позиции (70%) в тех случаях, когда объёмы производства высоки. На втором месте здесь установки компании Océ. Компания Canon вышла на российский рынок в 2009 году. Задумываясь о будущем цифровой печати, Р. Шлозер выделяет следующие моменты: увеличение скорости печати; печать больших форматов; более низкие эксплуатационные расходы; распространение оборудования струйной печати; выход на рынок новых производителей. Увеличению скоростей печатания, по мнению Р. Шлозера, будет способствовать то, что многокрасочные установки тонерного типа смогут преодолеть нынешний рубеж производительности 120 оттисков формата А4 в минуту и приблизиться по этому показателю к однокрасочным устройствам. Те в свою очередь увеличат свою производительность за счёт двусторонней печати, в качестве примеров подобной техники называются модели Océ 6000 Series, Xerox Nuvera 288, Kodak Digimaster EX 300. Многокрасочные рулонные машины цифровой печати станут сопоставимыми по скорости печатания с офсетным оборудованием. В это верится сразу, если посмотреть на цифровую печатную машину Océ Jetstream со скоростью печати более 3 тыс. оттисков формата A4 в минуту. Если говорить о печатании продукции больших форматов, то следует признать, что на сегодняшний день в секторе листовой печати основной формат – это 320х450 мм. Но уже появляются электрофотографические установки более высокого уровня, которые обладают расширенными форматными возможностями. Например: модель iGen4 EXP компании Xerox, формат 364x660 мм и модель Nexpress SX компании Kodak, формат 356x660 мм. Однако в формате B2 будущее принадлежит струйнопечатным установкам. Так думает Р. Шлозер. Большинство современных рулонных цифровых печатных машин позволяют запечатывать материал шириной до 510 мм. Есть некоторые модели, позволяющие печатать на материале шириной до 760 мм, но это очень дорогое оборудование. Снижение эксплуатационных расходов есть неизбежное следствие прогресса новых технологий, совершенствование которых достигается менее затратными методами, чем поддержание на конкурентном уровне технологий, давно ставших рутинными. Отсюда – увеличение тиражных границ того диапазона, где экономическое преимущество новых технологий становится достаточно убедительным. Да и сами новые технологии конкурируют между собой за те сегменты рынка, которые они совместными усилиями отвоевали у классического офсета. Так, по мнению Р. Шлозера, струйная печать постепенно станет отодвигать тонерные технологии в сторонку за счёт более высокой скорости печатания, потенциально более низкой стоимости расходных материалов, а также за счёт экономически эффективной печати продукции с невысокой степенью заполнения оттиска многокрасочными изображениями.

Ясность чрезвычайно важна

Наверное, с этими положениями можно согласиться. Но ясности в вопросе о том, что такое print on demand (печать по требованию) и digital print (цифровая печать), это не вносит. Хотя такая ясность чрезвычайно важна с точки зрения стратегии книжного бизнеса и бизнеса периодики. Никакого сомнения в перспективности и светлом будущем собственно цифровой печати нет. Есть очень большие сомнения в будущем печати книг, газет и журналов по требованию. Практически провалом завершилась попытка печати по требованию газет в аэропортах разных стран, предпринятая голландской компанией PEPC Worldwide. Ни о чём подобном в секторе журнальной периодики слышно не было. Ныне существующая тенденция полного перехода периодических изданий в электронные версии или в режим on-line плохо корреспондируется с печатью по требованию. Если очень хочется, можно получить распечатку интересующего материала «из компа». С книгами сложнее. По-видимому, следует различать потенциальных пользователей ondemand’ного продукта. Есть издатель, в портфеле которого находятся рукописи, которым предстоит (или не предстоит) стать книгами; есть автор нетленного произведения, заслуживающего всемирной славы, но пока известного только самому творцу; есть, наконец, житель страны, ещё не утративший потребность к чтению. Начнём с издателя. Он уже понёс определённые затраты на подготовку книги к печати: редакционная обработка, техническое редактирование, подготовка иллюстраций, вёрстка. Пока он рискует только этим. Теперь главный риск – риск сбыта. Как рынок воспримет книгу, неизвестно. Тот же Крис Андерсон, создатель теории «длинного хвоста», приводит пример из издательской практики. В 1998 году один британский альпинист по имени Джо Симпсон написал книгу «Соприкосновение с пустотой». Она получила хорошие отзывы, но особо популярной не стала и вскоре была забыта. Спустя примерно лет десять Джон Кракауэр написал книгу схожей тематики «В разреженный воздух», которая стала сенсацией. После чего внезапно поползли вверх продажи «Соприкосновения с пустотой». Издательство, чтобы не отстать от спроса, выпустило новый тираж, книготорговые компании стали ставить книгу рядом с «Разреженным воздухом», что, в свою очередь, вызвало дальнейший рост её продаж. Спустя какое-то время «Соприкосновение с пустотой» опередило по продажам «Разреженный воздух» более чем в два раза. Итак, одна и та же книга, не изменившаяся ни на букву, была воспринята совершенно по-разному. Что же говорить о детище, ещё не рождённом? Конечно, пробный тираж в несколько десятков экземпляров в какой-то мере решает проблему, и с этих позиций печать по требованию может весьма и весьма пригодиться. Авторы, непризнанные гении, сами себе издатели, наборщики, техреды, верстальщики. Им надо заявить о себе миру, желательно, без финансовых катастроф. Иногда их можно видеть на книжных выставках, в московских подземных переходах, предлагающих свои незатейливо оформленные книги всем встречным. Далеко не каждый из них способен оплатить изготовление тиража в 3 тысячи экземпляров, отпечатанного классическим офсетом, а потом годами жить в обществе нераспечатанных пачек. А если печатать на недельку 10–20 экземпляров, то и по деньгам как будто рассрочка выходит, и жилище не захламляется. Печать по требованию и здесь реальный вариант, альтернативу которому найти трудно. А вот для обычного жителя страны, особенно не столичного, целесообразность печати по требованию – большой вопрос. Ранее уже упоминался персонаж, который, бродя по Интернету, натыкался на издание своей мечты, то ли уже давно прошедшее, то ли до его краёв не дошедшее, но от этого не ставшее менее желанным. Что делать нашему персонажу? Читать с экрана. Скачать и распечатать. Сделать заказ организации, печатающей книги по требованию, и получить отпечатанный экземпляр по почте. Первый вариант практически бесплатен (пока проблемы правообладания в Сети только обсуждаются). Второй вариант – цена услуги по распечатке на принтере. Третий вариант – печать по требованию плюс почтовая пересылка. Каждый может представить себе вероятность выбора нашим персонажем того или иного варианта. Кстати сказать, семейные (корпоративные, дружеские и т.д.) фотоальбомы, печатающиеся в нескольких экземплярах в книжном виде, популярны не только на Западе, но и у нас, и эта популярность растёт параллельно благосостоянию народа.

Эпилог

Подходя к финалу произведения, написанного по мотивам Ральфа Шлозера, следует поделиться собственными выводами, первый из которых состоит в том, что цифровая печать есть и будет технической основой тиражирования информации, относящейся к различным сферам человеческой деятельности, в том числе – издательской. Второй вывод заключается в том, что с течением времени цифровая печать в качестве «подрывной технологии» в возрастающей степени станет замещать классические полиграфические технологии в области издательского бизнеса. Третий вывод: цифровая печать и печать по требованию – не синонимы. Цифровая печать – это инструмент, который используется для удовлетворения потребности заказчика в единичных экземплярах издательского продукта. Четвёртый вывод: печать по требованию в периодике не имеет перспектив, достойных того, чтобы придавать ей хоть какое-то значение. Определенные перспективы имеет печать по требованию книг, но «подрывной инновацией» по отношению к классической полиграфии она не станет.


Возврат к списку

Copyright 2010 - 2018, «Новости Полиграфии»