Свидетельство о регистрации СМИ
Эл № ФС 77-60096 от 10 декабря 2014 года.
Издается с 1995 годаТелефон редакции: (916) 606-78-35

Drupa 2016
Отраслевое соглашние
Реклама

(ИСТОРИЯ, октябрь 2019)

«Печатный двор» – это национальный бренд

(Выдержки из книги «Печатный двор» на службе книге и Отечеству: 1827–2005» Н.В. Михайлов, Издательство «Печатный двор», Санкт-Петербург, 2005)

Федеральное государственное унитарное предприятие «Печатный двор» имени А.М. Горького – было одной из самых крупных и известных своими глубокими историческими корнями типографий России.

Основанная в 1827 году как Типография Второго отделения Собственной его императорского величества канцелярии, она почти 180 лет служила книге, а значит непосредственно участвовала в важнейшем для российской культуры процессе накопления и распространения знаний.

В ХIХ веке великая русская литература вызвала к жизни потребность в печатном слове у самых широких слоев российского общества. Типография Второго отделения, а впоследствии Государственная типография печатала также и художественную, и научную литературу. Знаменательно, что первым выполненным здесь заказом такого рода была книга А.С. Пушкина «История Пугачевского бунта».

Рождение «Печатного двора» относится к далеким уже временам Николая I. Россия создавала первый свод своего законодательства, и именно для его печатания понадобилась тогда специальная типография, которой по силам было в кратчайшие сроки выпустить в свет небывалое еще по объему многотомное издание. Немногие знаю, что это была не первая попытка. Это важнейшее для страны событие могло случиться и десятилетием раньше, если бы чиновники со всей серьезностью отнеслись к порученному им делу.

Указам Николая I об учреждении Типографии Второго отделения Собственной его императорского величества канцелярии предшествовала тщательная подготовительная работа. Причем, не дожидаясь завершения разработки положения и штатов, подыскивалось и обустраивалось помещение, закупалось оборудование и подбирался личный состав для новой типографии. Николай I лично вникал во все тонкости дела.

Разместить учреждаемую типографию решили в зданиях бывшего Санкт-Петербургского библейского общества на углу Инженерной улицы и Екатерининского канала рядом с только что отстроенным Михайловским дворцом. Теперь здесь возвышается Корпус Бенуа Русского музея, а в те далекие времена на этом месте располагался трехэтажный каменный дом, выходивший главным фасадом на Екатерининский канал. Из-за высокого полуподвального этажа в документах его иногда называли четырехэтажным. В глубине участка находился большой двухэтажный также каменный флигель. Трехэтажный дом предназначался под жилье начальству и чиновникам типографии, а двухэтажный флигель – для производства типографских работ. Императорский указ о передаче зданий бывшего Библейского общества из ведения Святейшего Синода в ведомство Инженерного департамента Главного штаба для размещения в нем типографии последовал не позднее 1 февраля 1827 года. В начале мая этого же года Инженерный департамент уже имел высочайшие резолюции относительно предназначенных для типографии помещений, а вскоре получил и высочайше утвержденный план Типографии Второго отделения.

Основное внимание было обращено на приспособление под типографские мастерские дворового флигеля. Их размещение зафиксировано на плане 1840 года. Нижний этаж предназначался под словолитную, переплетную, мочильную мастерские и кладовые. На втором этаже находились наборная, печатная, сушильная и смывальная. В последней был устроен водоподъемный насос с подпольным резервуаром и с медными трубами для стока грязной воды в надворный канал. В мочильной поставили подъемную машину для доставки на второй этаж в примыкающую к печатной мастерской камеру намоченной бумаги. При помощи этой машины один человек без особых усилий мог одновременно поднять на второй этаж груз весом от 40 до 50 пудов, для переноски которого вручную потребовалось 6ы несколько десятков человек.

Для вновь учреждаемой типографии за 30 тысяч рублей было закуплено заведение англичанина Рутта с десятью печатными станами и полным комплектом оборудования, включая матрицы для шрифтов. В дополнение к этому 4 новых печатных стана заказали на Ижорских заводах, еще 6 станов предполагалось позаимствовать в Типографии Главного штаба. Подготовительная работа продвинулась уже так далеко, что на подпись к императору поступили весьма подробные документы, в которых учитывались мельчайшие детали предстоящего дела. 22 сентября 1827 года Николай I, рассмотрев представленные Временным комитетом проекты и внеся в них некоторые изменения, подписал сразу два указа. Первым утверждались положение и штат, а также определялись размеры и источники финансирования вновь учреждаемой Типографии Второго отделения Собственной его императорского величества канцелярии. Второй представлял собой высочайше утвержденное положение о Комитете и Типографии Второго отделения.

Единственной заявленной целью новой типографии было издание Полного собрания законов. Одна из формулировок указа – если бы действие типографии продолжилось более года... – свидетельствует о том, что первоначально учреждение задумывалось как временное, создаваемое исключительно для выполнения конкретной задачи и не более.

Штат Комитета и Типографии Второго отделения был утвержден в составе 210 человек с общим годовым жалованьем в 49460 рублей. Ежегодные потребности типографии в расходуемых материалах оценивались в 29078 рублей 10 копеек. Сверх уже 16 имеющихся и 4 заказанных печатных станов для оборудования мастерских предполагалось приобрести 16 словолитных каминов, 18 тройных реалов с 10 кассами каждый, 162 наборных дубовых доски, 12 станков для шитья книг и сотни наименований других приспособлений, инструментов и мебели, что составляло единовременный расход в 55750 рублей. А всего на типографию выделялась весьма значительная сумма в 134288 рублей 10 копеек, из которых 78538 рублей 10 копеек отпускалось на ее ежегодное содержание.

Для управления Типографией Второго отделения создавался Комитет по надзору за печатанием Полного собрания законов Российской империи из трех человек в составе председателя и двух членов. Непосредственное руководство типографскими работами возлагалось на директора типографии. Штатом предусматривались также должности фактора с двумя помощниками, управлявшими наборными и печатными работами, и 2 мастеров – словолитного и переплетного. 6 октября 1827 года члены Комитета и директор типографии были высочайше утверждены в своих должностях.

Основные строительные работы по приспособлению зданий для типографии были завершены в конце октября 1827 года, а к 22 февраля 1828 года окончены полностью. До конца 1827 года в мастерских были уже отремонтированы и водворены на положенные им места 6 печатных станов, устанавливались словолитные печи, изготавливалось или закупалось недостающее оборудование и материалы. Бумагу для печати заказали на частной Кайдановской мануфактуре под Петербургом. Сложнее обстояло дело с будущими работниками типографии. Найти квалифицированных печатников в Петербурге первой половины ХIХ века было весьма затруднительно, поэтому пришлось прибегнуть к старому проверенному способу пополнения казенных мануфактур мастеровыми. Предстояло набрать рабочих помоложе из кантонистов – жителей раскиданных по всей России военных поселений, постарше – в армейских частях из инвалидов, а затем обучить их всем необходимым в печатном деле ремеслам.

Для размещения мастеровых был предназначен Иезуитский дом на углу Итальянской улицы и Екатерининского канала, который сохранился до сегодняшнего дня.

К маю 1828 года подготовительные работы были в основном закончены. В собственной словолитной мастерской было отлито 100 пудов шрифта, выплавлено 325 пудов гарта, в кладовые завезено более тысячи стоп бумаги, а не имевшие никакого представления о печатном деле кантонисты успели показать себя способными учениками. Наконец настал долгожданный миг, 21 мая 1828 года Типография Второго отделения Собственной его императорского величества канцелярии приступила к выполнению поставленной перед ней задачи – изданию «Полного собрания законов».

Когда типография начала работу, рукопись собрания законов еще не была завершена полностью. Но дружная команда чиновников Второго отделения успела создать значительный задел. К 1 января 1828 года был уже составлен свод существующих гражданских законов, а все подлежащие к помещению в полное собрание законы были отобраны и систематизированы. Их переписка продолжалась до весны 1829 года, и по мере готовности отдельные рукописные тома – связки – поступали в типографию. Ввиду особой важности издания все отсылаемые в печать связки предварительно еще раз тщательно вычитывались, чтобы удостовериться в том, что переписчики не допустили ошибок и «что никакой важный указ не пропущен и никакой излишний не помещен. По выполнении корректурных оттисков каждый лист поступал обратно в канцелярию Второго отделения для проведения последней корректуры, которую выполняли 9 чиновников. Только после получения их визы лист шел в тираж.

К 1 апреля 1830 года выпустили все 40 томов с текстами законов, отпечатав 6 миллионов оттисков с обеих сторон листа. 17 апреля издание было закончено полностью.

Первое «Полное собрание законов Российской империи» представляло собой 45 огромных томов в 48 книгах, отпечатанных в четвертую долю листа в два столбца общим тиражом в 1200 экземпляров.

В середине 1905 года было принято решение о постройке нового здания для Государственной типографии.

Проектирование и наблюдение за строительством новых зданий Государственной типографии поручили одному из самых известных зодчих того времени архитектору высочайшего двора, академику архитектуры Леонтию Николаевичу Бенуа (1856–1928). За свою долгую и исключительно плодотворную творческую жизнь он построил множество самых разнообразных гражданских и культовых сооружений в России и за границей. В Петербурге одними из самых известных его работ являются здания Капеллы на Мойке, Гинекологического института (клиника Отта) на Стрелке Васильевского острова и Корпус Русского музея на канале Грибоедова, который носит его имя.

Все типографские корпуса получились просторными и светлыми. Главный печатный цех по уровню освещенности не уступал оранжерее, свет заливал его из больших окон по периметру и сверху. Выполнено было и главное технологическое условие: наборный и разборный цеха главного корпуса размещались на втором этаже, на одном уровне со стоящим отдельно печатным цехом и соединялись с ним переходами. Над наборными располагались брошюровочные мастерские.

Такая планировка позволяла свести к минимуму перемещение тяжелых наборных форм и полуфабрикатов на разных этапах изготовления печатной продукции. Наборные имели хорошее естественное освещение благодаря огромным окнам и отсутствию перегородок. Два ряда бетонных опор, поддерживающих потолок, образовывали в центре широкий проход, достаточный для свободного движения тележек с готовым набором. Для рабочих были устроены три входа с раздевалками: в двух пунктах главного корпуса и под машинным залом, а к умывальникам в уборных подведена горячая вода. Все жилые помещения были вынесены в отдельные флигели за пределы производственной зоны, как того требовали правила гигиены. Оставшийся свободным участок на углу Геслеровского переулка и Ораниенбаумской улицы; зарезервированный для второй очереди главного корпуса, до лучших времен огородили забором и разбили на нем сад.

На техническом оснащении Государственной типографии не экономили. Комплекс типографских зданий имел автономное электрическое питание и паровое отопление, был оборудован грузовыми лифтами и другими вспомогательными механизмами. Вентиляция в главном корпусе осуществлялась при помощи вентиляторов, которые приводились в движение электродвигателями. Воздух в типографские помещения подавался подогретым до 20 градусов и увлажненным до 45–50% в пяти вентиляционных камерах. Для контроля за температурой воздуха была смонтирована «термометровая сигнализация», которая позволяла в наблюдательном пункте получать данные с 38 термометров, расположенных в разных концах типографского комплекса. Звуковая сигнализация громкого боя вместо заводского гудка возвещала о начале и конце рабочего дня. Для связи с городом в типографии поставили 8 телефонов, 3 из которых находились в жилом флигеле администрации. По техническому оснащению новые цеха Государственной типографии далеко превосходили все существовавшие к тому времени в России типографии.
Переезд в новые цеха с Инженерной улицы проходил постепенно и организованно своими собственными силами, так что Государственная типография ни на один день не останавливала производства. Расчетный вес типографского имущества составлял 200 тысяч пудов, для его перевозки был приобретен грузовик и выделено 20 тысяч рублей.

15 октября 1910 года начались печатные работы в новом здании, но его дооснащение новой техникой и оборудованием продолжалось в течение всего 1911 года. В январе поступили литографская скоропечатная машина фабрики «Иоганнисберг», линовальная машина фабрики «Ферсте и Промм», универсальный фрезерный станок завода «Вандерер», 34 комплекта электродвигателей. В феврале – 4 типографские скоропечатные машины фабрики «Кениг и Бауер». В марте – 6 наборных машин «Типограф». В декабре – еще 3 скоропечатных машины фабрики «Кениг и Бауер», 2 полных комплекта буквоотливных наборных машин «Ланстон-Монотип» с двумя электродвигателями, 4 двулитерные наборные машины «Линотип-Идеал» с четырьмя электродвигателями, аппарат для отливки стереотипов завода «Гогенфорст». Мебель и другая необходимая обстановка для новых помещений частично была закуплена, частично выполнена собственными силами.

Обновление парка типографских и наборных машин продолжалось и в последующие годы. В марте 1913 года поступили 2 двухоборотные скоропечатные машины завода «Кениг и Бауер» с самонакладчиками «Rotary» с двумя электродвигателями, наборная машина «Монотип-Идеал» с электродвигателем, 2 универсальные словолитные машины системы «Фуше» завода «Кюстерман». Для слесарной мастерской приобрели станок для автоматической мокрой точки строгальных ножей, для столярной – механический долбежный станок Переплетное отделение получило 34 комплекта медного шрифта для золототиснения. В июне того же года переплетная пополнилась проволокоброшюровальной машиной фабрики «Гор. Бремер». Обновлялся автомобильный парк типографии. В 1911 году вместо проданных старых грузовика и легкового автомобиля купили автомобильный фургон марки «Адам Опель». В 1913 году в гараже типографии появился еще один двухместный автомобиль той же марки.

Владельцы частных печатных заведений с завистью смотрели на новый комплекс Государственной типографии, с которой, конечно, они не могли конкурировать ни по масштабам производства, ни по себестоимости продукции, ни по технической оснащенности, ни по условиям труда рабочих.

Руководители типографии еще с середины XIX столетия регулярно посещали лучшие зарубежные печатные заведения и приобретали последние образцы типографской техники.

Закупки печатного оборудования для Государственной типографии были освобождены от уплаты таможенной пошлины. Именно здесь впервые в России установили 6 линотипов – «самонаборщиков», привезенных из Германии в 1905 году. Появление этих машин явилось настоящей революцией в наборном деле, а для Государственной типографии, которая славилась не столько большими тиражами, сколько огромным количеством набора, это был крупный технологический прорыв.

После переезда в новые цеха объемы производства Государственной типографии начали бурно расти.

Новые здания Государственной типографии на Гатчинской улице поражали своими размерами и изяществом не только петербургских обывателей. В восторге были и сами типографские рабочие, без сожаления расставшиеся с тесными и темными мастерскими на Инженерной улице, 2.

Комплекс новых типографских зданий располагал не только хорошо оснащенными производственными цехами, но и целым рядом помещении социально-бытового назначения. Большой трехэтажный дом по Гатчинской улице с пятиэтажным дворовым флигелем, отделенный от главного производственного корпуса Государственной типографии воротным проездом и связанный с ним переходом на уровне второго этажа, в проектных документах именовался Зданием рабочих организаций. В нем разместились общежития рабочих и учеников, амбулатория, потребительская лавка, баня, прачечная и Театральный зал

 В 1911 году в помещениях, выходящих на Гатчинскую улицу, справа от главного входа Общество потребителей Государственной канцелярии и Государственной типографии открыло потребительскую лавку. На ее обзаведение было отпущено 3400 рублей из специальных средств типографии. Лавка представляла собой магазин с достаточно широким ассортиментом продовольственных товаров, начиная от кондитерских изделий, хлеба, круп, чая, сахара, овощей, зелени и заканчивая молочными и мясными продуктами. Кроме того, в наличии всегда имелись табак, керосин, посуда и другие необходимые в быту мелочи. Главным продуктом торговли являлся хлеб, производимый собственной пекарней.

В том же здании была устроена амбулатория, в которой лекарские помощники дежурили постоянно, а врачи вели прием больных ежедневно утром и вечером. В течение 1913 года амбулаторию посетили 889 служащих и 650 членов их семей. На приемах врачей больные побывали 5148 раз, было сделано 892 перевязки. 150 человек воспользовались массажем, вдыханием паров, лечением светом, теплом и тому подобными процедурами. Семь человек прошли курс лечения за счет типографии в Петровской санатории в Сестрорецке. В аптеке при амбулатории за год было приготовлено 13800 доз различных лекарств. Медицинское обслуживание и лекарства для работников типографии были бесплатными.

При Государственной типографии в 1913 году постоянно проживало около 250 служащих и членов их семей. Администрация имела 10 квартир в отдельном флигеле, а в Здании рабочих организаций размещались общежития для 30 рабочих, в том числе семейных, и такого же количества учеников.

С новым именем и с новым руководством
Cвое современное название – «Печатный двор» – типография носит с 7 ноября 1922 года. Хотя очередное переименование было приурочено к пятой годовщине Советской власти, руководители Государственного издательства удержались от соблазна дать бывшей Государственной типографии имя одного из большевистских вождей.

На этом фоне название «Печатный двор» выглядело довольно аполитично, оно наследовало имя первой русской печатни в Москве, созданной Иваном Федоровым, и было призвано подчеркнуть преемственность высоких традиций мастеров русского печатного дела.
«Печатный двор» унаследовал от Государственной типографии, хотя и запущенный, но вполне работоспособный парк типографских машин, какого в начале 1920-х годов не было ни в одной другой типографии Советской республики. Однако новым целям имевшаяся техника уже не соответствовала. Если Государственная типография исполняла большей частью малотиражные обязательные заказы, то «Печатный двор» должен был печатать многомиллионные книжные тиражи. Из 55 печатных машин Государственной типографии, имевших средний возраст около 19 лет, шестнадцать были признаны непригодными по их маломощности и несоответствию по размерам для книжного печатания. Остальные подлежали ремонту, а 17 нужно было перенести на новые места в связи с перепланировкой цеха и размещением новой техники.

Скорость, с которой Госиздат произвел техническое перевооружение «Печатного двора», способна удивлять и сегодня. Уже осенью типография пополнилась тринадцатью типографскими машинами, из которых 26 ноября 1922 года пять были пущены в ход. Их разместили не в общем печатном зале, а на первом этаже. За три последующих месяца в большом машинном зале установили еще 24 печатные машины, не новые, но имевшие в среднем только 11 с половиной лет износа. К весне 1923 года печатный отдел «Печатного двора» имел в своем распоряжении 78 машин, в том числе 65 скоропечатных, 6 ротационных, 5 американок и 2 тифдрук. Общая мощность электромоторов, приводивших в действие типографские машины, увеличилась со 179,5 до 315 лошадиных сил. Дополнительное оборудование поступало и в другие цеха. Переплетное отделение получило 17 механизмов, в том числе 2 швейных, 5 фальцевальных и 6 бумагорезальных машин. 16 единиц оборудования дополнительно разместили в стереотипном отделении. Кроме того, заново были оборудованы цинкография, состоявшая из отделов фотографического с копировочной, травильного и монтировочного со столярной, а также Государственное клишехранилище по учету, хранению и выдаче клише для работ по повторному печатанию.

***

Многое из того, что рассказано на страницах этой книги, заставляет задуматься, позволяет непредвзято сравнить разные исторические этапы развития нашей страны, отразившиеся в совершенно конкретных примерах жизни типографии и судьбах связанных с ней людей.

По-новому прочитывая известные страницы истории, мы узнаем, что типография не раз переживала трудные времена, но каждый раз возрождалась, сохраняя основной вид своей деятельности. Основным видом ее продукции всегда была книга, а ее главным отличительным свойством – высокое качество.

Недаром во всем мире особым уважением пользуются фирмы с многолетней историей. Это проверенная временем репутация, гарантия качества и надежности. «Печатный двор» – это национальный бренд. Книга свидетельствует о том, что для «Печатного двора» традиции – это не громкое слово. Одна историческая эпоха сменяла другую, рушились политические устои, менялись экономические условия, а люди продолжали нести в себе память прошлого, передавали от поколения к поколению все лучшее, что было создано и накоплено до них.

***

Википедия: к началу 2010-х годов Печатный двор перестал быть крупнейшим типографским комплексом на Северо-Западе России. Большинство зданий комплекса теперь сдаются в коммерческую аренду и используются по иному назначению. Так, в 2000-х годах в помещениях бывшего книжного магазина при типографии на углу Чкаловского проспекта и Ораниенбаумской улицы расположился строительный сетевой супермаркет «Метрика», а зал на первом этаже со стороны Чкаловского проспекта занял продуктовый сетевой супермаркет «Идея». Впоследствии эти помещения занимали другие сетевые супермаркеты. В одном из корпусов в 2013 году открылся арт-центр «Печатный двор» с фотостудией «Котофот» и танцевальными студиями.

В 2018 году стало известно о планах застройки территории Печатного двора жилыми домами и торговым центром с сохранением лишь тех трёх корпусов комплекса, которые признаны памятниками архитектуры.

Возврат к списку

Copyright 2010 - 2019, «Новости Полиграфии»